ПЕРВЫЙ информационный полиПОРТАЛ ПСКОВА

Война закончена лишь тогда, когда похоронен последний солдат.
Александр Суворов
  Читая слова, сказанные русским полководцем, понимаешь, что ни одна война в мире не закончена. Вот и самая крупная, и тяжелая в истории человечества Великая Отечественная война вроде и имеет свой результат: советская армия победила фашизм! Но ведь, вместе с тем, уничтожена треть национального богатства СССР, разрушено 1710 городов и более 70 тысяч деревень и сел, и главное, погибло более 26,5 миллионов человек. По всей России и странам бывшего Советского Союза в память о погибших воинах установлены тысячи мемориалов на местах их массовых захоронений: сотни могил, принадлежащих неизвестным солдатам. Однако со всеми воинскими почестями похоронены далеко не все герои сороковых.  
  Сегодня при строительных работах или археологических раскопках практически ежедневно обнаруживают места захоронений солдат времен ВОВ. Но есть и специальные поисковые организации, задачей которых является найти и извлечь останки погибших во время Великой Отечественной войны солдат, установить их личности и перезахоронить. Такие группы (отряды) существуют во многих регионах России и стран ближнего зарубежья. Люди, которые в них состоят, работают в большинстве случаев не за деньги, а по долгу чести перед Отечеством.
  В Пскове тоже есть поисковики - члены ВППО «След «Пантеры». Среди них имеется отдельная поисковая группа «Авиатор», в нее входят люди, которых сначала объединяли интересы по авиации, а позже они стали заниматься исключительно подъемом самолетов и установлением личностей экипажей.
  Псковский, Пушкиногорский, Островский, Гдовский и Порховский районы – вот основные географические направления, по которым ведутся поисковые работы членами группы «Авиатор». О том, насколько тяжела и ответственна работа поисковиков, нам рассказал Константин Буевич, заместитель командира объединения «След «Пантеры».
  - Константин Эдуардович, помните, как был найден первый самолет?
  - Да. Первый самолет, марки «Ил-2», мы нашли в 1999 году около деревни Речевицы Псковского района. Тогда было известно о приблизительной области падения самолета, и мы обратились к жителям селения с просьбой указать точное место. Откликнулась одна жительница, она помнила, где упал самолет. С этого все и пошло!
  - Сколько самолетов вам уже удалось найти?
  - На сегодняшний момент обнаружено 73 места падения самолетов, из них по обломкам, по марке самолета или двигателя установлено 35 экипажей. Некоторые самолеты были обнаружены и с останками летчиков.
  - Каким образом группе «Авиатор» удается обнаруживать остатки самолетов?
  - Есть архивные данные – потери. Правда, в них не всегда указано даже примерное место, где пропал самолет. Чаще всего мы встречаемся со стандартным: «Не вернулся с боевого задания». Но как только появляется любая зацепка – выезжаем в близ лежащие деревни, опрашиваем население. Постепенно выходим на место падения самолета. Его обычно определяют так: «Где-то здесь». Далее работаем с металлоискателями, крутимся вокруг и, наконец, выходим на эпицентр.
  - Как вы определяете марку самолета? У вас есть специальное образование?
  - Нет. Всю технику познавал путем работы, практики. И теперь через полчаса работы на 98% готов назвать марку самолета.
  - Сколько примерно времени занимает подъем одного самолета?
  - Если самолет лежит на глубине 50-70 сантиметров, то вся работа сводится к поиску всевозможных обломков, по которым возможно установить марку самолета. А если самолет упал в болото или вошел в землю вглубь до 6 метров, то мы готовим полномасштабную экспедицию с помпами и талями. Откачиваем воду, грязь – находим останки или двигатель. Такая работа занимает от трех до пяти дней. В подобной операции обычно участвуют четыре-пять человек.
  - Константин Эдуардович, каким образом вам удается устанавливать имена погибших летчиков?
  - Это одна из главных проблем нашей работы. Установить имя солдата порой очень нелегко. Причина в том, что в 1944 году смертных медальонов уже не было. Личность погибшего можно установить только по награде, а ими не особо жаловали солдат.
  Среди погибших можно найти, например, 150 человек, а выяснить имя только одного. Ведь по документам большинство солдат числятся захороненными на поле боя или в близлежащей деревне, редко пропавшими без вести. В авиации с этим вопросом проще - все летчики пропадают безвести. А поскольку ведется учет номеров самолетов и моторов, установить экипаж по ним гораздо легче.
  Еще глубина и свойства болота помогают сохранить документы, удостоверяющие личность. В таких случаях даже не требуется обращаться к архивным данным.
  А вообще, зная общие потери и потери в конкретных дивизиях (например, в таком-то полку сбито 20 самолетов, найдено – 15,5), стараемся выйти на след. Методом исключения, перебирая более подробные документы. Так, акт списания самолета зачастую позволяет узнать причину гибели, цель и направление полета. Вот по крупицам и выходим на нужный результат. Иногда этого не случается.
  - Какие сложности возникают при поисковых работах?
  - Дело в том, что местные жители сами копают. Нас спасает лишь глубина, куда им не добраться. Бывает, приходится устанавливать экипаж по крошечному куску двигателя, поскольку остальное было сдано местным населением в металлолом. Часто встречаемся с непониманием местных жителей того, что нам нужно. Мы не хотим видеть упавший самолет! Просим их показать ямку или примерное место падения.
  - А бывает так, что на месте падения самолета практиче ски нет обломков? Как вы действуете в таких случаях?
  - Бывают разные ситуации. Например, в Печорском районе был найден «ЯК-9». От него осталась всего половина целлофа нового пакета с обломками, на одном из которых был номер двигателя – это великая удача! Также были обнаружены фрагменты человеческих костей. Далее было установлено, что самолет упал в марте 1944 года. По номерам в архиве нашлись данные по летчику, уроженцу Подольска. На статью в местной газете откликнулись родственники погибшего. Они приехали на церемонию за хоронения, установили памятный знак на месте гибели самолета.
  Однако родственников не всегда легко найти. Если только в тыловых городах. По возможности откликаются все. Летчиков находим отовсюду, из всех областей бывшего СССР. Бывает, сталкиваемся и с немецкими самолетами, их обнаружено 8 штук и все они были без летчиков.
  У нас имеется единая база данных. Все поисковики России знают «своих» солдат. Люди могут посмотреть, кого нашли. А в Казани даже выпущены книги с именами солдат из медальонов.
  - Константин Эдуардович, почему поисковиков с каждым днем становится все меньше и меньше?
  - Понимаете, и за деньги не каждого можно заставить это сделать. Дождь, снег, мороз… Забираемся в такие места! Перебираем останки. Для этого у людей должно быть чувство долга, ответственности.
  - А есть ли заинтересованные вашим делом среди молодежи?
  - Молодежь не идет к нам, не интересуется поисковым делом. Упустили мы это поколение. Видимо не получили они должного патриотического воспитания. Но в нас живет надежда на то, что мы - не последние поисковики, и у нас будут продолжатели.